Детский-рассказ-про-кашу-и-Девочку-по-имени-Мишка-на-севере
СКАЗКИ ОНЛАЙН

Девочка по имени Мишка-На-Севере | Рассказ про Вету и кашу

Вета не любит кашу, поэтому по утрам ее больше не ест. Совсем. Но зато любит шоколадные конфеты. Поэтому она хочет быть не Ветой, а девочкой по имени Мишка-На-Севере или Кара-Кума. Только что они едят, эти девочки по имени?

Читать 9 минут.


Девочка по имени Мишка-На-Севере

Каждое утро мама кормила дочку кашей. А Вета не любила кашу. Она размазывала липкую жижу по тарелке, морщилась и думала, что это несправедливо заставлять ЕЁ есть ВОТ ЭТО. Бе-е-е-е!

Рассказ про кашу и девочку-по-имени-Мишка-на-Севере

 

Ладно бы её звали Машей-кашей. Или Оксанкой-овсянкой. Но она же Вета. Вета-конфета! Значит, и завтрак у нее должен быть подходящий. Только мама почему-то этого не понимала.

«Наверное, имя у меня не совсем конфетное», — решила как-то раз Вета. Громко вдохнула, доела с тарелки последнюю ложку каши и сказал маме:

— Лучше бы ты меня назвала Мишкой-На-Севере или Чупа-Чупсом.
— Нет такого имени — Мишка-На-Севере. И Чупа-Чупса тоже нет, — сказала мама и положила дочке добавку.

Вета закрыла рот рукой и отодвинула тарелку в сторону:
— Ме надаета быта Вета и кука лука каку.
Мама потрясла головой.
— Ничего не поняла. Скажи еще раз.
— Ме надаета быта Вета и кука лука ка-ку.
— Опять ничего не поняла. Какая лука? Какая кака?

 

Дочка освободила рот, вытащила из кармана фантик с белым медведем и положила на стол.
— Я говорю, мне надоело быть Ветой и есть лучше всех кашу. Хочу быть Мишкой-На-Севере и слизывать снег. Он белый и холодный, как мороженое. Вон его сколько на фантике.

Мама даже не посмотрела на фантик, сразу сказала:
— Каша полезнее снега. Значит, её и будешь есть.
— Не буду, — буркнула Вета и перестала есть по утрам кашу. Совсем.

День не ела. Два. Три. Неделю к ней не прикасалась. А как известно, без каши сила у человека исчезает. Вот и стала Вета слабенькая: ни банку с вареньем без мамы не открыть, ни сумку с арбузом без папы не поднять.

На восьмой день прибежала мама к папе за советом: так, мол, и так. Что делать? Папа книгу в сторону отложил, очки пальцем поправил и сказал:

— Настоящий белый мишка точно бы каждый день ел кашу. Еще бы и добавки попросил. Два ведра. Такой у него зверский аппетит. А на десерт слопал бы все из холодильника. Может быть, и правда, пусть дочка побудет Мишкой-На-Севере. Тем более что снег на манку похож. Поест Вета его недельку, а там, глядишь, и на обычную кашу перейдет.
— Как поест?! — крикнула мама. — Он же холодный! Его даже не подогреешь: растает.
— Это хорошо, что холодный. Горло закалится. Болеть никогда не будет.

 

Мама приподняла брови, улыбнулась, поцеловала папу в макушку и побежала к дочке.

— Так и быть, становись Мишкой-На-Севере.

Вета сначала в ладошки захлопала, но потом приуныла:
— А где мне снег взять? Сейчас же лето. Может, в холодильнике есть?
— У нас специальный холодильник. Без снега, — сказала мама. — Зато он высокий и широкий. У него две двери, как в гостиной. В нашем холодильнике может спрятаться большой мишка с севера. Целиком.
— Я не хочу прятаться в холодильнике, — сказала Вета, — там снега нет. Что я буду есть?
— На полке стоят суп и тефтели. Рыбные. Северные мишки, знаешь, как рыбу любят? Как ты — мороженое, — сказала мама.
— Не хочу суп и тефтели. Хочу снег.

Мама снова прибежала к папе: так, мол, и так. Снега нет. Что делать? Папа по кнопкам на компьютере постучал, на экран посмотрел и сказал:
— Надо тесто замесить. А вместо муки манку насыпать и налепить снежков. Можно добавить мёд или повидло. Вот рецепт.
И ткнул пальцем в экран.

Мама рецепт прочитала, подпрыгнула, папу в щечку поцеловала и побежала к дочке.
— А давай машинку для изготовления снежков купим, — сказала она Вете. — Снежколеп называется. Я тебе снежков из теста налеплю. Вкусненьких. Северному мишке они бы точно понравились.
Дочка согласилась.

Мама купила снежколеп, замесила тесто из манки и налепила снежков.
— Беленькие получились, — сказала она и поставила их в духовку. Досчитала до ста, из духовки вытащила, а снежки — коричневые.
«Какие-то неправильные получились», — подумала мама. Она растопила белый шоколад и обмакнула в него снежки. Сверху кокосовой стружкой посыпала, как будто только что снег прошел.
— На, Мишка-На-Севере, ешь, — сказала мама.

 

Дочка взяла один снежок. Откусила.
— А почему он теплый?
— Я подогрела, чтобы у тебя горло не заболело, — сказала мама.

Дочке понравились теплые снежки. И Мишкой-На-Севере быть тоже понравилось. Пришлось маме лепить вторую порцию.

На следующий день Вета не стала есть снежки. И кашу тоже не попросила. Она достала коробку из шкафа — в ней фантики от конфет лежали — потрясла её, заглянула внутрь и пошла к маме.

— Сегодня я буду Кара-Кумой. Только не знаю, что они едят.
— Кто они? — спросила мама.
— Девочки по имени Кара-Кумы.
— Может быть, кашу?
— Нет, кашу они точно не едят, — сказала Вета.

Мама побежала к папе за советом. А его нет. На работу ушел. Позвонила ему по телефону: так, мол, и так, что могут есть Кара-Кумы?
— Я ду… — сказал папа, — Кара-Ку… едя…

И замолчал. Мама телефон потрясла, на экран посмотрела и подумала: «Наверное, папа не знает, как ответить на такой сложный вопрос. Поэтому и завис вместе с телефоном». Вздохнула и вернулась к дочке.
— Я не знаю, что они едят. Ты первая девочка с таким именем. Что выберешь, то и будут есть другие Кара-Кумы.

Вета оглядела комнату, увидела кактус на подоконнике и сказала:
— Я выбираю колючки.

Деовчка-по-имени-Кара-Кума

Мама представила, как дочка жует огромный кактус, и закричала:
— Ой, ты же уколешься! Может, тебе теплых снежков слепить? Или давай я кашу кактусовую сварю?
— Верблюды снежки не едят. И кашу тоже. Я же тебе говорила, — сказала Вета.
— При чем тут верблюды? — спросила мама.

Дочка достала фантик из коробки, развернула и ткнула пальцем в большого верблюда.
— Смотри, какой красивый Кара-Кум.
— Кара-Кумы — это пустыня, — сказала мама. — Верблюды там живут.
— А что такое пустыня? — спросила дочка.
— Это о-о-о-очень большое поле. С песком.
— А сколько в нем песка?
Мама развела руки в сторону.
— Во-о-от столько. Даже больше.

Рассказ про кашу и девочку-по-имени-Кара-Кума

«Ого! Как в большой песочнице у дома, — подумала Вета. — Но как же я буду есть оттуда песок? Он же лежит там всю жизнь: листья на него грязные летят, собаки по нему грязными лапами ходят, еще и дети слюни в него пускают. Бе-е-е-е». Поняла Вета, какой песок ей теперь придется есть, и загрустила: тяжело быть девочкой по имени Кара-Кума без нормального человеческого песка.
«Хотя нет, почему тяжело? — подумала Вета. — У меня же есть банки с цветным песком. Его, конечно, не так много, как в пустыне, но зато он чистый-пречистый».

Вета вытащила из шкафа банки, открыла крышки и показала маме:
— Смотри, какой красивый песок. Из него можно слепить все что угодно. Кроме каши, конечно. Сейчас я приготовлю песочный торт, съем кусочек и тебя, мама, угощу.

Мама никогда не ела торт из цветного песка. Она не знала, вкусный он получится или нет. Поэтому позвонила папе и спросила, пробовал ли он. Папа ответил: «Я этот торт… пыр… мыр… шмяк… бряк… гур… мур…» И замолчал. Мама даже не стала трясти телефон, сразу выключила его и решила: «Раз папа шмяк-бряк, тогда пусть дочка лепит. Может, и правда песочный торт лучше каши окажется». И ушла на кухню.

Слепила дочка из цветного песка торт. Посмотрела на него сверху. Сбоку. С другого боку. «Грустный какой-то. Красоты не хватает», — подумала Вета и вылепила из красного песка бегемотика. Улыбка у него получилась обаятельная, как у мамы. А глаза папины: добрые и маленькие. Вета поставила бегемотика на торт, рядом цветок от кактуса воткнула. Красота получилась нечеловеческая. Даже лучше.

 

Вета отрезала кусочек торта, положила на тарелку, а ложку найти не может. Все коробки с игрушками обыскала. Нет её, и все тут. Сглотнула Вета слюну, закрыла глаза и откусила бегемотику заднюю ногу. Да как скривила рот. Вкус у ноги, то есть у песка, противный, как у прокисшего творога. Еще и песчинки на зубах скрежещут. Вета сначала подумала, что они вот-вот растают, как сахар, и она почувствует сладкий вкус торта. Но песчинки наотрез отказывались растворяться. Только еще больше приставали к зубам и скрежетали, скрежетали. Выплюнула Вета размякший кусок торта на тарелку и побежала к маме.

— Фу-у-у! Тьфу-у-у! Бе-е-е-е! — закричала дочка, стряхивая пальцами назойливые песчинки с языка. — Песочный торт совсем невкусный. Даже кашу есть приятнее. Не буду больше его лепить. И девочкой Кара-Кумой тоже больше не буду.

И стала дочка снова простой девочкой Ветой. Про торт из песка она больше не вспоминает. На завтрак теперь кашу ест. Каждый день. Иногда мама лепит ей теплые снежки, и Вета становится девочкой по имени Мишка-На-Севере. Но ненадолго: пока снежки в тарелке не заканчиваются.

© Оксана Ребрикова
(Бабушка Ксю)

ВНИМАНИЕ!
Копирование, размножение, распространение, перепечатка (целиком или частично), или иное использование материала без письменного разрешения автора не допускается.

✅ Читайте все истории про девочку Вету:

  1. Страх под креслом
  2. Кто раскрасил дедушку?
  3. Детский сад с мерседесом
  4. Очень важный торопевт
  5. Считалка для близняшек 
  6. Ку-ку, это я! 
  7. Кому продать продукты
  8. Девочка по имени Мишка-На-Севере


Понравилась статья?
Поделитесь с друзями.

Книги по возрастам

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Top