Брат-юннат-Обложка-книги
БРОДИЛКИ ПО КНИГАМ,  О животных,  Реалистичные

“Брат-юннат” гарантирует отличное настроение!

Мечтали ли вы когда-нибудь вырваться из бетонных коробок и отправиться далеко-далеко, в саванну, сельву, на Мадагаскар?

Я да. В минуты меланхолии, задаваясь извечным вопросом: чем бы мне на самом деле хотелось заниматься в жизни, я обнаруживаю очень четкий и ясный ответ: наблюдать из-за кустов за жизнью африканских слоников!

Поэтому труды натуралистов занимают почетное место в моем книжном шкафу. Конечно, обойти стороной книгу С. Востокова «Брат-юннат» я не могла!

С обложки глядели огромные удивленные глаза страуса, и, предвкушая удовольствие от тонких заметок о жизни пернатых, я открыла первую главу, вернее, клетку. Вы не представляете, насколько книга не оправдала моих ожиданий!

Нет, не подумайте!

Интересные, написанные легко с юмором наблюдения есть! Но вовсе не за животными! Точнее, за животными отряда приматов, семейства гоминид.

Человек разумный – вот кто главный герой этой книги.

Хотя нет. Пожалуй, эта повесть именно о зоопарке, лабиринте клеток, в котором бок о бок обитают птицы, животные и их смотрители.Да-да! Именно обитают. В таких же клетках-вольерах, за такими же решетками. Ругаются. Заботятся. Питаются с того же стола:

«Главное место на нашем столе занимал хлеб. Его выписывали вдосталь. Часть буханок мы замачивали в ванне, после чего использовали для приготовления корма. Если по каким-то причинам хлеб в отдел не приходил, за ним можно было сходить в Слоновник, где буханки стояли высокими стопками, словно узбекские саманные кирпичи.

Кроме того наш отдел получал овощи, зерно и мясо для хищных птиц. Но другие продукты мы покупали за свои кровные. Например, нам не полагался рис, что в условиях Средней Азии большой минус, ведь главное блюдо здесь плов!

А вот сотрудники Обезьянника ничего не покупали, потому что питание приматов мало отличается от человеческого. Этому отделу выписывали даже подсолнечное масло!

К обеду в Обезьяннике собиралось так много служителей, что становилось тесно. Особенно часто сюда заглядывал персонал Копытных, который в своём отделе буквально перебивался с хлеба на воду.

А самая странная еда появлялась на столе Вивария».

 

Так живут в зоопарке обычные представители вида Homo Sapiens. Однако привычность ничуть не умаляет их экзотичности! Лицо с ярким, как боевая раскраска индейца, макияжем. Голова с носом-крючком, усами-орлом, подбородком-утесом. Остроносый профиль с гордо развевающимися черными кудрями и воинским шлемом-лысиной. Выдающиеся вперед зубы с крысиным смехом и давно нестриженным ногтем…

 

Можно ли сказать, что автор высмеивает нерадивых сотрудников? Показывает изнанку жизни зоопарка? Мне так не кажется. Зоосад в этой повести – особый мир, где даже шкаф в столовой смотрителей пропитан жизнью:

 

«Когда в шкаф что-то ставили, он по-стариковски кряхтел и, вроде бы, даже покашливал. Вероятно, на него действовал сырой воздух помещения. Пару раз старик даже падал, потому что у него не хватало одной ноги и её заменили протезом из кирпича, который время от времени выезжал из-под шкафа сам собою. Тогда шкаф неловко хлопал дверцами, пытаясь схватиться за стену, и с глухим стоном валился на бок. Разноцветные осколки чашек и пиал разлетались по полу яркой восточной мозаикой.

Старика жалели, приводили в чувства при помощи молотка и снова ставили на кирпич».

 

Здесь нет стороннего наблюдателя, скрупулезно записывающего в дневник важные заметки. Сам автор – часть зоопарка. Не просто юннат, а брат. Чей? Птичий? Человечий? Это большая зоопарковая семья, в которой все равны: люди, животные, птицы, предметы. У каждого свое лицо и характер.

Здесь обезличены лишь посетители по ту сторону забора. Конечно, ими быть тоже неплохо: воздушные шарики, пони, мороженое. Но когда мечтаешь о настоящих джунглях, саванне и Мадагаскаре, оставаться за забором просто невыносимо и ничего не остается, как смело шагнуть в калитку этого маленького причудливого мира:

 

«Свернув в тесный проход между клетками, где плескались лебеди и утки, я увидел странный вольер. В нем стояла ванна. В ванне плавали льдины, в которые тыкала руками женщина, одетая в военную форму. Увиденное меня поразило.

Изучив вольер подробнее, я обнаружил калитку с надписью «Посторонним вход строго воспрещён!» Мне стало понятно, что женщина в военной форме не посторонняя, и что ей разрешается стоять возле ванны и тыкать руками в льдины. А посторонний это как раз я. И мне нельзя находиться возле ванны, а можно идти дальше и выходить из зоопарка.

Это меня категорически не устраивало, и я вошёл в калитку.

Бесшумно зайти не удалось, потому что калитка висела на одной петле. Женщина обратила ко мне лицо, и я увидел, что его покрывает макияж яркий, как боевая раскраска индейца. Глаза на лице я отыскал с трудом. По его сторонам болтались серьги таких размеров, что было не понятно, как человеческие уши могут вынести подобную тяжесть.

— Те чё? – спросила она.

Мне страшно захотелось ответить: «Ничё!» и уйти. Но я сдержался. Я понимал, что от того, как я поведу себя в этот момент, зависит моя будущая карьера. И я спросил:

— Рабочие нужны?»

 

Всем младшим, старшим и взрослым подросткам, даже тем, кто никогда и не думал наблюдать за африканскими слонами из-за кустов, смело рекомендую эту книгу! Отличное настроение гарантировано.

 

Оксана Левченко,
“Книжный шкаф детям”.

 

Иллюстрации из книги
С. Востокова “Брат-юннат”


Понравилась статья?
Поделитесь с друзями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Подробнее в БРОДИЛКИ ПО КНИГАМ, О животных, Реалистичные
Истории-цветного-проезда-Обложка-книги
Истории Цветного проезда

Уверена, в этой книге вы узнаете себя. Может быть, вспомните идеи и...

Закрыть